Четверг, 23.11.2017, 02:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Nick'S-OopsAdmin :)
Главная
Регистрация
Вход
Категории раздела
Стихи [2]
Драбблы [1]
Юмор/Стеб [36]
Свои персонажи [1]
Романтика [2]
Драма [151]
Трагедия [1]
Приключения [1]
Эротика [1]
Яой/Юри [6]
Садо/Мазо [1]
Кроссоверы [1]
Неактивированные [0]

Меню сайта

Друзья сайта
НАРУТО fan-naruto.ru Наруто Клан

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 161

Наш БАННЕР
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в мини-чат.




Статистика

Главная » Статьи » Фанфики по Наруто » Юмор/Стеб [ Добавить статью ]

Как Акацки в отпуск просились (глава 5)

 В это время «дома» у Тоби:

– Может мне к ним пойти? А то его святейшество Пейн снова все перепутает!!!

  За неимением собеседника Мадара общался сам с собой. Сидя в чем мать родила на краю ванной, он выкрашивал ногти на ногах в ярко красный цвет.

 – А может и не пойти?..

 Учиха задумчиво посмотрел на дело рук своих. Скривился. И пробурчав: «Не-е, фиолетовый мне больше идет!», начал рыться в тумбочке в поисках флакончиков с другим лаком и ацетоном.

Тем временем у Пейна:

 – Ли-и… Ли-и… Ли-идер-сама, – заикался Сасори, вправляя на место, в прямом смысле отпавшую от такой новости челюсть. – Я что, похож на няньку?!!

 – Я не ребенок!!! – вопил блондин, пытаясь отцепить свой плащ от канделябра. – Но Данна, мне уже девятнадцать лет!!!

 – Да ну?! А как по мне, так тебе все двенадцать! – ехидно ухмыльнулся кукольник.

 – Может я и младше Вас, зато я не играю в куклы! – выпалил Дейдара и, тут же пожалев о сказанном, втянул голову в плечи.

 Как ни странно Сасори не разозлился. Он неопределенно взмахнул рукой и, меланхолично уставившись на подрывника, протянул:

 – Играю… не играю. В куклы... не в куклы. Куклами… а может – С КУКЛАМИ?!!

 Дей, наконец сообразив, чего это обычно обидчивый кукольник такой спокойный, и кто сейчас окажется в роли куклы, бросил попытки освободиться и стал лихорадочно добираться до своей сумки с глиной, которая, как назло, перекрутилась ему за спину. Не успел. Сасори оказался быстрее и в подрывника полетели тысячи отравленных иголок.

 – В твоем теле все дырки забиты этой ядовитой гадостью? – ухмыльнулся Кисаме, как раз принесший супницу с миса-супом.

 – А что такое?! – ощетинился Сасори.

 – Я тоже так хочу! – простодушно заявил Кисаме, улыбаясь во весь свой острозубый рот.

 – Могу поспособствовать, – заинтересовался Сасори. – А ты как хочешь, полностью куклой стать или частично? Сразу говорю, полностью – практичнее. Ты совершенно не чувствуешь боли и можешь заменять и изменять почти любую часть своего тела.

 – Даже цвет кожи?! – Кисаме с надеждой уставился на марионеточника.

 – Конечно. На какой захочешь. Да хоть на малиновый в сиреневый горошек – дело вкуса!

 – Не-е, лучше на телесный! Но, в принципе, мне это подходит… – уже всерьез призадумался Кисаме.

 Лидер, слушавший этот разговор вполуха, насторожился. Ему совсем не хотелось заиметь в команде еше одну коварную и обидчивую марионетку, и Пейн стал следить за развитием диалога внимательнее.

 – Только, если хочешь полностью, есть одно «Но!», – предупредил Кисаме Сасори. – Могут возникнуть проблемы в личной жизни… ну, как бы это сказать? Нет, ну ты, конечно, сможешь… даже ОГО-как сможешь… ну, ты меня понимаешь?!

 Кисаме одобрительно закивал.

 – Только вот, э-э-э, твои дев… парн… пассии, – выкрутился Сасори, – могут начать на тебя неадекватно реагировать.

 – Да они на меня всегда неадекватно реагируют!!! – истерично взвыл Кисаме. – Или ты до сих пор не заметил, что я синий?!! – туманник от досады  грохнул супницей об стол. – Хотя у тебя, по-моему, с этим проблем не возникает? Верно, но-о Дан-на?! – поддразнил кукольника Кисаме, перекривляя манеру Дейдары обращаться к Акасуне.

 Сасори, все это время бросавшийся в уворачивающегося Дея отравленными иголками, прекратил сие бесполезное занятие и в отчаянии хлопнул себя ладонью по лбу. В это время плащ подрывника, благодаря тому, что тот вертелся как уж на сковородке, уворачиваясь от атак Сасори, наконец, выпутался из цепких лап канделябра и Дейдара шлепнулся на пол. Отряхнувшись, он тут же подскочил к Сасори и затрещал:

 – Сасори–сама, почему вы не хотите, чтобы я был вашим напарником?! Если из-за моего возраста, так вон Итачи всего на три года меня старше! Или вы считаете меня не достаточно сильным?! Так знайте – в Иве день, когда я вступил в Акацуки (то есть день, когда Дейдара, слава Богу, покинул Камень) объявили национальным праздником!!!

 «Как я их понимаю!» – закатил глаза песчаник.

 – Или дело в моей несобранности, так я буду Вас слушаться! Я знаю, Вы считаете, что я много говорю, ну так я не буду говорить вовсе!!!

 «Ага, как же!» – ухмыльнулся Сасори.

 – А может, Вы боитесь, что я лучший творец, чем Вы? – Дей высокомерно тряхнул недочесанной шевелюрой. – Хотя я, при всем уважении к Вам, вынужден признать, что превосхожу Вас…

 – Лидер-сама, я могу от него отказаться? – Сасори обреченным взглядом уставился на Лидера.

 – Прости, но – нет! – Пейн был непреклонен, и чтобы не «рубить хвост по частям», добавил: – Это еще не все. Сегодня же вечером вы с Дейдарой отправляетесь на поимку биджу.

 Дейдара уже было открыл рот, чтобы начать возмущаться и, по возможности спихнуть миссию на кого-то другого, но, увидев, что Сасори не возражает, решил в кои-то веки промолчать. Кукольник, немного помедлив прибитый новостями, спросил:

 – За кем мы идем?

 – За… Сюкаку, – осторожно ответил Лидер, понимая, что кукловод сейчас либо начнет орать и кидаться всем, что под руку попадется (а попадается обычно что-то острое и ядовитое) или впадет в депрессию.

 Случилось второе: Сасори, пошатнувшись, оперся о стол, и кое-как доплетясь до своего места, плюхнулся на спину Хируко и застонал:

 – Да за что Вы так со мной, а? Что я Вам такого сделал, Лидер-сама?

 Лидеру-саме, конечно, было, что возразить кукловоду, но он решил не подливать масла в огонь. Уже раза три отругавши себя за то, что не оставил этот разговор на потом, Пейн попытался утешить кукольника:

 – Сасори, это всего лишь миссия!

 – Сасори-семпай! – совершенно счастливый Дей вовсю улыбался кукловоду. – Может Вам что-нибудь нужно?

 – Дейдара, – обреченно выдохнул кукольник и уставился в кавайные голубые глазки доставучего блондина, который теперь не отходил от него ни на шаг, и все время норовил «чем-то помочь». – Ты мне поможешь, если исчезнешь из этой комнаты, этой деревни и моей жизни!!! Но это невозможно, так что принеси мне мою масленку с тонкой насадкой и хватит с тебя.

 Подрывник обиженно надул губки, но все-таки поплелся искать в ящике с инструментами семпая  нужный предмет.

 Какузу, которому до сих пор не давала покоя мысль о деньгах, зря потраченных на отпуск, воспользовался тем, что все заняты своими делами и утащил Лидера в укромный уголок.

 – Вы это серьезно насчет отпуска?! Это же столько рю!!! – зеленые глаза казначея потемнели от ужаса.

 – Вполне! Но ты только не волнуйся…

 Поздно. Престарелый жадина обеими руками схватился за грудь, видимо одно из его расчетливых сердец таки не выдержало пытки тратой денег! Главбух начал потихоньку оседать на пол.

 – Мы все едем отдыхать совершенно бесплатно! – поспешно добавил Пейн, подхватывая раскисшего казначея под локти.

 – Правда?!! – мгновенно выздоровел Какузу.

 – М-да. Хозяин одной из тамошних гостиниц должен мне кругленькую сумму, как раз нам на поездку хватит. Только остальным не говори, что отдых в счет долга.

 – Может, лучше деньгами возьмем? – казначей с надеждой заглянул в Ринеганы Лидера.

 – Нет! Я сказал отпуск, значит отпуск!!! – безапелляционно заявил Пейн, которому очень хотелось на покой.

 Тем временем в комнату с торжественным видом вплыл Кисаме. Он нес огромного размера трехъярусный сливочный торт, украшенный замысловатыми узорами из крема, маленькими шоколадными бантиками и разноцветными сладкими розочками. На торт расстарался местный кондитер, который не очень ровно дышал к леди Ангел. Эта трехэтажная вкусность соблазнительно проплыла мимо ругающихся Сасори и Дейдары. Последний, восхищенно выдохнув: «Нифига себе коврижка!», непременул слизнуть немного крема своими ротиками на ладонях. Слава Пейну, этого не увидел Итачи, который шел следом за тортом, то есть за Кисаме, и нес несколько блюд с нарезкой копченого лосося.

 – КИСАМЕ!!! – с кухни раздался угрожающий вопль Конан. – Ты куда торт поволок?! Это же десерт! А-ну верни на место! – тон подруги лидера напрочь отбивал желание спорить и Хошигаки нехотя повернул обратно.

 Итачи и Дейдара огорченно вздохнули. Учиха, поставив блюда с рыбой подальше от Кисаме, повернул вслед за напарником.

 – Э-э… Итачи-сан, осторожнее!  – крикнул вдогонку гению Какузу. – Ну вот, опять! Может тебе очки надеть? Я тут реквизировал парочку у… ну, неважно у кого. Хочешь, одолжу? – казначей заботливо похлопал Учиху по плечу.

 Покраснев, как свежесваренный рак, Итачи хмуро потрогал растущую шишку у себя на лбу. Ему было ужасно стыдно и обидно. Стыдно потому, что он снова при всех треснулся лбом о косяк двери, а обидно потому, что все присутствующие Акацуки покатывались со смеху и теперь были совершенно уверенны, что он-таки слепой как крот! Вообще то, Итачи видел не очень хорошо, но в этот раз он впилялся в двери по другой причине – он считал розочки и шоколадные бантики на торте, выбирая с какого боку будет отрезать кусок для себя и просто выпустил из внимания поворот. Короче, ситуация было не ахти! Если Итачи скажет правду – что долбанулся башкой не сослепу, а потому, что пялился на торт, то его коллеги полягут прямо здесь в неравном бою со смехом, а его репутация грозного гения мира шиноби накроется медным тазом. Но ничего не сказать в свое оправдание означает собственноручно расписаться в своей близорукости и напялить, предложенные Какузу очки. Как не крути все равно получается лажа! Так и не придумав, что сказать, Итачи прошествовал в коридор демонстративно-четко посередине дверного проема.

  – Надо холодненькое приложить, – с сочувствием сказал другу Кисаме, когда они подходили к кухне.

 – О господи, Итачи-сан, снова?! Может тебе к окулисту сходить? – Конан выслушав пояснения туманника, легонько потрогала шишку Итачи, тот болезненно поморщился. – Постоя, я, кажется, еше помню одно медицинское джитсу…

 В общем, когда Конан неким, известным видимо только ей джитсу, и не без помощи Кисаме и пакета со льдом, удалось-таки избавить несчастного Учиху от позорной шишки, нукеннины наконец-то снова занялись столом.

 Следом за лососем были принесены всевозможные окономияки (жаренная лапша с мясом, морепродуктами и овощами), онигири (блюдо из пресного риса с начинкой, слепленного в виде треугольника и завернутого в нори), гёдза (пельмени-углы), бутылок десять саке, сябу-сябу и тд. и тп. Суши и сашими были предусмотрительно поставлены подальше от Кисаме и поближе к Лидеру.  Последним штрихом к почти накрытому столу, стала фирменная фаршированная акулья голова от Итачи.

 – Когда-нибудь эта же судьба постигнет и тебя, – Зетсу многозначительно указал  Кисаме на кулинарный шедевр Учихи.

 Хошигаки надулся и потом до обеда не разговаривал ни с Итачи, ни с Зетсу. Но, не разговаривал это не значит – не ругался!

 – Так, прошу к столу, – потирая руки, обратился к присутствующим Лидер.

 Все радостно двинулись в указанном направлении, но туже обнаружился досадный недосмотр.

 – А где стулья?

 Кому первому принадлежала данная фраза история умалчивает, но в течении ближайших пяти минут ее на разный лад повторили еше как минимум семь шиноби. Взбешенный лидер налетел на Хидана:

 – Я же сказал тебе найти стулья!

 – Них*я не правда, Лидер-сама! Вы мне сказали: «Отвали от меня нахрен, придурок, пусть каждый ищет себе сидушку сам!».

 – Я такого не говорил! – немного покрасневший Пейн виновато покосился на Конан. – Во всяком случае – не так.

 – Но смысл-то Хидан передал верно! – невовремя вмешался в разговор Итачи, за что и получил.

 – А может, ты предложишь нам что-то конкретное?! – разгневанный Лидер вопросительно уставился на подчиненного.

 – Я предложу?.. – протянул Итачи, нервно оглядываясь по сторонам в надежде найти хоть что-нибудь пригодное для сидения. – Я предложу… э-э-э… Сасори!

 – Что Сасори? – не поняли Акацки.

 – Ну, – смутился Учиха,– пусть Сасори сделает нам стулья, он же умеет.

  Разобиженный кукольник, услышав, что его, великого художника, сравнили с обычным плотником, показал всем пару, больше приличествующих Хидану, замысловатых жестов и отвернулся к стенке. Дейдара побежал утешать новоиспеченного напарника. Остальные же Акацки расстроенно глотали слюни, глядя на ломящийся от всяких вкусностей стол.

 – А может ну его, эти стулья?! – предложил Зетсу. – И так, стоя поедим?

 – Ну уж нет! – воскликнул Лидер. – Так, товарищи, у вас на все про все пятнадцать минут, я засекаю! Делайте что хотите, но чтобы каждый из вас обзавелся чем-то приличным, или хотя бы пригодным, для сидения! Те, кто не осилит это сложнейшее задание, будут официально признаны недостойными звания «Нукенин ранга S» и завтрака, соответственно, тоже.

 Акацки, тихо бранясь, разбрелись в поисках того, на чем можно сидеть. Пейн и Конан, как хозяева дома, взяли пару стульев (а больше у них и не было!) со своей кухни. Какузу, как ответственный за финансы организации, успел за утро оценить масштабы, расположение и стоимость пейновского добра и без проблем, нашел себе в закромах Лидера вполне приличный раскладной табурет. Кисаме, ухватив несколько сопротивляющегося Итачи под локоть, утащил того на улицу в соседнюю забегаловку (для всех по сей день оставалось загадкой, откуда Великий Мечник знает точное расположение всех злачных мест в любом селении). Там еще минуты три Хошигаки уламывал Итачи применить Цукиеми на трактирщике и утянуть у него парочку мягких и удобных кресел. Зетсу… ну, Зетсу как всегда шарился по мусорнику. Он так увлекся подбиранием объедков, что напрочь забыл, зачем вообще сюда полез. У Дейдары проблем с поисками того, на что можно сесть не возникло. Сасори, кажется наконец смирившийся с тем, что это белобрысое нечто теперь его новый напарник, подвинулся и пригласил того сесть рядом с ним на спину Хируко. А Хидан вообще подкатил к своему месту кусок толстой водопроводной трубы, на ней и расселся.

 Не прошло и, выделенных Пейном, пятнадцати минут, как все Акацки были в сборе: Пейн важно восседал во главе стола, недоуменно рассматривая выданную ему чашку в розовых слониках, Конан, сидящая по правую руку от Лидера, следила за тем, чтобы никто не таскал еду с тарелок, пока все не сядут за стол. Под любопытными взглядами коллег Кисаме и Итачи, пыхтя от напряжения, притащили два огромных кожаных кресла и водрузили их справа от Конан. На противоположном краю стола расположились Сасори и Дейдара. Из всех Акацук, подрывник был единственным, кто до сих пор даже не перекусывал и теперь, от нетерпения и голода, вертелся во все стороны, порываясь стащить со стола кусочек ну хоть чего-нибудь, за что постоянно получал то от Конан, то от Сасори.  Какузу, усевшись слева от Лидера, тихонько что-то вещал тому на ухо. Судя по перекошенной от ужаса физиономии главного Пейна – это был очередной гениальный план по урезанию расходов на организацию Акацки. Далее покачивался на своей трубе Хидан – он уже минут пять, как был  готов приступить к завтраку. На самом краю стола гордо восседал Зетсу на лопнувшем пластиковом ящике из-под стеклотары.

 – Ну что же, наконец-то все в сборе! Можем приступать к еде! – возвестил о начале трапезы Пейн. – Всем приятного аппетита!

Но, стоило Акацкам только потянуться за щедро расставленными по столу вкусностями, как в дверях появился Тоби.

Категория: Юмор/Стеб | Добавил: NickS (09.07.2011)
Просмотров: 874 | Теги: Как Акацки в отпуск просились (глав | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Профиль
Привет: Гость!

Поиск

Погода. Синоптик

Гав-Гав:)


Copyright MyCorp © 2017